Павел Гранкин: люди останутся людьми

  • 17 августа 2017

Чем больше областей затрагивает деятельность компании, тем интереснее беседовать с ее руководителем. О том, каким видит происходящие на рынке процессы многопрофильный холдинг «Торговый дом «Слава» мы поговорили с его руководителем Павлом Гранкиным.

img3

Ваша компания имеет несколько направлений работы. Как вы ощущаете новую реальность рынка?

Действительно, мы не складываем все яйца в одну корзину, и это помогает нам вести бизнес. У нас есть розничная сеть из шести магазинов, которая охватывает Москву и Санкт-Петербург, есть несколько собственных торговых марок («Слава», «Спецназ», «Petroff» и «Грандтайм»), производство, которое выполняет в том числе корпоративные заказы, и есть бизнес по поставкам комплектующих. Интересно, что каждый месяц выстреливает какое-то одно из этих направлений, и в целом экономика компании оказывается приемлемой. Но разумеется, мы чувствуем все те же тренды и проблемы, что и остальные участники рынка.

 

Например, в розничных магазинах спрос смещается в сторону более дешевых товаров. В магазине покупатели швейцарских часов стали выбирать самые дешевые модели в эконом сегменте. В японских часах продаются примерно те же марки, что и раньше – Casio, Orient, - но число покупок несколько сократилось. В нашей сети самыми популярными стали часы в ценовом диапазоне 5 - 20 тысяч рублей, все более дорогое продается сложнее.

 

Изменилось ли за последние 2 года отношение покупателей к российским часам?

 

Мне сложно ответить на этот вопрос. Те люди, кто приходит к нам, прекрасно понимают куда они идут и за каким товаром. У них, российское происхождение часов, никаких сомнений не вызывает, они лояльны отечественной продукции. А чтобы понять, что происходит на рынке в целом, нужно проводить полноценное исследование. Могу сказать, что мы все чаще слышим от клиентов слова благодарности и разговоры о том, что наша продукция становится ближе к швейцарской по уровню дизайна, качества, представления. В опте изменения более заметны.

 

В чем они выражаются?

 

Спрос в оптовых продажах вырос почти вдвое. Но это касается прежде всего недорогого сегмента. Сейчас дает результаты работа, проведенная нами в прошлом году, когда мы запустили в производство несколько недорогих моделей с интересным дизайном. По этим позициям спрос неплохой. Из-за падения доходов покупателей многие ритейлеры, которые раньше даже не смотрели в сторону российских часов, стали проявлять к ним активный интерес. С другой стороны, мы видим много закрывающихся часовых магазинов. Происходит определенное замещение: профессиональные часовщики уходят, а на их место приходят те, для кого часы – один из товаров. Если у нас появляются новые клиенты, то чаще всего это сувенирные магазины. Почему-то продавцы сувениров оказываются более динамичными и устойчивыми к кризису. Появились и новые явления. Например – специализированные закрытые сувенирные магазины для туристов.

 

Что это такое?

 

Как правило, это расположенный рядом с китайским рестораном, обслуживающим преимущественно китайских туристов, магазин, ассортимент которого составляют ювелирные изделия и сувениры, в т.ч. - часы. Такой магазин недоступен обычным покупателям и работает всего несколько часов в день, в моменты приезда туристических групп. В Москве таких точек больше двадцати, в Санкт-Петербурге – около десятка. Там пользуются спросом часы, имеющие какую-то интересную историю, бренд. У этого бизнеса свое ценообразование, и вообще он никак не похож на обычную розницу. У нас они очень хорошо покупают коллекционные дорогие часы.

 

То, что независимый региональный ритейл переживает сейчас тяжелые времена, отмечают многие, при этом крупные сети чувствуют себя несколько лучше. Как вы думаете, почему часовщики не выдерживают и сворачивают бизнес?

 

Трудно сказать. Многим просто надоело. Большинство начинали бизнес в середине-начале 1990-х, и накопилась определенная усталость. К тому же рентабельность розницы сейчас крайне низкая, и это перестает быть бизнесом. Но и сетям тоже непросто, особенно в Москве. Здесь спрос тоже сместился вниз, но работа с дешевым товаром не позволяет покрыть аренду и прочие издержки. В регионах точка безубыточности ниже, и обеспечить рентабельность магазина проще.

 

Спад затронул абсолютно всех. Например, у нас выручка в рублях выросла, но из-за роста курса стало сложнее аккумулировать средства для оплаты очередных партий комплектующих. В последние 3 месяца мы чувствуем, что сложности переживают производители интерьерных часов, которым мы поставляем механизмы. Компании готовы работать, но платежеспособный спрос недостаточен. Это касается и России, и Беларуси.

 

Высокий курс валюты должен был создать определенные преимущества российским производителям. Почувствовали ли вы какой-либо эффект от слабого рубля?

 

К сожалению, практически все комплектующие мы вынуждены закупать за рубежом, и себестоимость наших товаров привязана к валюте. Говорить про импортозамещение в часовой сфере сложно, для этого нужно развивать многие смежные и очень сложные отрасли, прежде всего станкостроение. Из позитивных примеров, которые могу назвать, - в Беларуси начали шить ремешки лучше и дешевле китайских.

 

Наши преимущества сейчас заключаются не столько в цене, сколько в других вещах. Например, есть определенный выигрыш по скорости реакции. В нашем случае выбрасывается одно лишнее звено, Швейцария или Гонконг, где происходит сборка. Из-за исчезновения дополнительного логистического плеча производственный цикл сокращается на месяц-два.

 

Другой фактор - понимание рынка. Мы смогли предложить привлекательные модели по оптовым ценам 1500-3000 рублей, что наиболее востребовано в большинстве регионов. Помогает и маркетинговая активность, которую мы не останавливаем.

 

Кстати, в декабре мы рассказывали про вашу партнерскую программу, которая была призвана привлечь к продвижению часов не только магазины, но и часовых мастеров и даже простых людей. Каковы ее итоги?

 

Про итоги говорить рано, ведь это не акция, а длительная программа. Ее цель – дать возможность зарабатывать на продаже часов всем людям, имеющим хоть какое-либо отношение к часам, прежде всего - часовым мастерам. Нечто подобное мы видели в Китае, там к продвижению привлекают студентов техникумов и институтов, которые учатся по часовым специальностям. Программа продолжается, хотя и набирает обороты чуть медленнее, чем мы рассчитывали. Сказывается отсутствие подобного опыта у нас и у наших партнеров. Люди, особенно в регионах, очень консервативны. Они до сих пор мало работают посредством Интернета, многие вещи им не привычны. Но когда наши менеджеры во время поездок и командировок разговаривают с теми же мастерами, те понимают, что это заработок без каких-либо инвестиций и усилий, и охотно включаются в программу. Поэтому мы продолжаем работу.

 

Как вы оцениваете экспортные перспективы российских часов?

 

Вопрос сложный. С одной стороны, например, для китайских туристов, которые приезжают к нам, русские часы – чуть ли не основной предмет интереса. Значит, должен быть спрос на нашу продукцию и внутри самого Китая. В прошлом году мы участвовали в выставке в Шенчжене, интерес был велик и мы нашли много партнеров. Но пока это небольшие компании, а мы хотим иметь в КНР одного крупного партнера. С другой стороны, для серьезной работы на экспорт нужны определенные условия на уровне государства. Нужно обнулять пошлины на комплектующие, которые удорожают нашу продукцию, и отлаживать экспортные процедуры. Сегодня отправить что-либо за рубеж еще сложнее, чем растаможить импортный товар.

 

Но мы пробуем работать в тех условиях, что есть. Прежде всего – запустили интернет-продажи за рубеж. Мы сотрудничаем с Amazon.com, открыли свою компанию в Китае и начали продавать через нее. Пока спрос сосредоточен в основном в зонах, где исторически есть интерес к российским товарам: Харбин, Пекин и прочие. И продолжаем поиск стратегических партнеров, потому что запросов с той стороны идет много.

 

Как вы оцениваете будущее часового рынка?

 

Последние полгода показали, что рынок несколько стабилизировался. Наступило определенное равновесие, и думаю, что летом спрос на часы начнет повышаться. Само лето заставит людей обратить на них внимание. Первыми скорее всего будут женщины, которые начнут покупать фэшн-часы, следом остальные. У нас в экономике многое связано с курсом доллара. Поскольку нефть начала дорожать, то и спрос стабилизируется. Апрель-май традиционно сложные месяца, поскольку в этот период у людей другие заботы: отправить детей в лагерь, оплатить путевки себе, плюс сезонные расходы на летнюю одежду и дачные товары, в общем – люди решают кучу бытовых проблем. А с середины-конца июня с деньгами и временем станет полегче. Затем будет спад в конце августа, когда нужно готовить детей к школе. Но в промежутках между ними люди остаются людьми и будут покупать красивые вещи, в том числе - часы.

 

Источник: Журнал Часовой Бизнес номер 3(95)/2016

 
Оставить отзыв  ↓
 
Ещё никто не оставил отзывов.